12 | 08 | 2020
Корзая Л.И., Кебурия В.В., Лазарева И.Я., Лапин Б.А Вирусные гепатиты (А, Е) у лабораторных приматов, эпидемиологические аспекты инфекций

Корзая Л.И., Кебурия В.В., Лазарева И.Я., Лапин Б.А Вирусные гепатиты (А, Е) у лабораторных приматов, эпидемиологические аспекты инфеккций

ВИРУСНЫЕ ГЕПАТИТЫ (А,  Е) У ЛАБОРАТОРНЫХ ПРИМАТОВ. ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИНФЕКЦИЙ.

Корзая Л.И., Кебурия В.В., Лазарева И.Я., Лапин Б.А.

Вирусные гепатиты А и Е (ГА и ГЕ) являются острыми инфекциями с фекально-оральным механизмом передачи. ГА распространен повсеместно в различных регионах мира, а ГЕ является эндемичной инфекцией, которая регистрируется в странах тропического и субтропического климата. Россия является неэндемичной по ГЕ страной. В последнее время возник повышенный интерес к гепатиту Е как зоонозной инфекции, что связано с обнаружением антител к ВГЕ (анти-ВГЕ) среди населения неэндемичных регионов, в том числе и в нашей стране. Циркуляция ВГЕ - подобного вируса обнаружена среди различных видов животных - свиней, крыс, а также кур [4, 6]. Наиболее важным в настоящее время является  проведение сероэпидемиологического мониторинга, поиск случаев острого гепатита Е, возникших непосредственно на территории России, а также обнаружение и характеристика вирусов от людей и животных [4].

Известно, что маркеры вирусных ГА и ГЕ обнаруживаются у обезьян многих приматологических центров, в том числе, и у обезьян Адлерского питомника [1, 2, 3, 6]. Вопрос об эпидемиологическом значении обезьяньих штаммов ВГА для человека окончательно не решен. По данным приматологической группы европейской ассоциации по лабораторным животным, гепатит А обезьян относится к инфекциям второй группы биологической опасности для человека [8]. Однако существование различных генотипов ВГА человека (1А, 1B, 2, 3А, 3В, 7) и низших обезьян Старого Света (4, 5, 6) [5, 7], а также отсутствие сведений о случаях возникновения ГА у обслуживающего обезьян (за исключением шимпанзе) ,  дают основание отрицать эпидемиологическую роль штаммов ВГА обезьяньего происхождения для человека [5]. Принимают ли участие обезьяны в распространении ВГЕ - инфекции в человеческой популяции, до настоящего времени не изучено. В предлагаемой генотипической классификации штаммов ВГЕ человеческого и зоонозного происхождения [9] отсутствуют генотипические варианты штаммов ВГЕ от обезьян. В связи с этим, представляют интерес недавно полученные нами данные об обнаружении анти-ВГЕ у нескольких сотрудников, принадлежащих к обслуживающему  персоналу питомника [1, 2 ].

Настоящая работа посвящена изучению частоты распространения анти-ВГА и анти-ВГЕ (IgG и IgM) среди обезьян в сравнительном аспекте с человеком, в частности, обслуживающим персоналом питомника и некоторыми другими категориями населения Адлерского региона. Представлялось важным проанализировать и оценить эпизоотологическую и эпидемиологическую ситуацию в отношении этих двух энтеральных инфекций  - ГА и ГЕ.

В работе использовали коммерческие иммуноферментные диагностические тест-системы - "ДС-ИФА-АНТИ-HEV-G" и "ДС-ИФА-АНТИ-HEV-M",  а также "ДС-ИФА-АНТИ-HAV-G" и "ДС-ИФА-АНТИ-HAV-M" производства НПО "Диагностические системы" (Нижний Новгород).

Представляют интерес данные о довольно высокой частоте распространения анти-ВГЕ среди макак Адлерского питомника в период 1999-2007 гг. Анти-ВГЕ IgG были обнаружены у 334 (50,2 %) из 665 обследованных макак резусов, у 16 (16 %) из 100 макак яванских, а также у 3 (2,8 %) из 106 зеленых мартышек. Частота выявления анти-ВГЕ широко варьировала среди обезьян в зависимости от места содержания. Следует отметить факт обнаружения анти-ВГЕ IgM, свидетельствующих о случаях «свежей» инфекции, у 3 (4,3 %) из 69 макак яванских и у 12 (2,9 %) из 418 обследованных макак резусов. Реактивность таких сывороток варьировала от 0,389 до 1,200 ОП450. Серопозитивные особи встречались во всех возрастных группах обезьян, начиная с 1 года. Подробный анализ частоты распространения анти-ВГЕ у макак резусов в зависимости от места содержания и возраста был проведен нами ранее [2].

Являлось важным проведение сравнительного изучения частоты распространения  анти–ВГА и анти-ВГЕ среди макак резусов, содержашихся на 14 различных участках питомника (вольеры) в период 2003-2007 г.г. (табл. 1). Как видно, общая частота распространения анти-ВГА среди макак резусов была в 2 раза  выше (83,3%), чем анти-ВГЕ  – (42,8%). Показатели анти-ВГА и анти-ВГЕ варьировали в зависимости от места содержания обезьян  (52-100 % и 10-88,9% соответственно), что говорит о различной эпизоотологической ситуации на различных участках питомника. Практически во всех вольерах, за исключением двух, были обнаружены особи с анти-ВГА IgM, что свидетельствует о наличии случаев «свежей» инфекции. Процент  анти-ВГА IgM - позитивных обезьян варьировал от 3,2 до 42,1% и суммарно составил 13,2%. Наиболее высокие показатели были обнаружены в 4-х вольерах (21,9-42,1%). Что касается анти-ВГЕ IgM, то они были обнаружены лишь у 5 (1,7%) из 291 обследованных обезьян, причем, только в двух из 14 обследованных вольер. Как видно из табл. 1, реактивность сывороток обезьян к ВГА и ВГЕ широко варьировала от места их содержания, но в целом, оказалась практически одинаковой и достаточно высокой (значения ОП450 составили более 1.000). На фоне высокой частоты распространения анти-ВГА среди обезьян практически всех вольер отмечался высокий удельный показатель ВГЕ-позитивных обезьян лишь в 5 из 14.

Таблица 1.

Частота распространения анти-ВГА и анти-ВГЕ среди макак резусов (период 2003 -2007).

№№

п.п.

№№ вольер

Дата обсле-дования

Анти-HAV

Анти-HEV

Ig G

Ig M

Ig G

Ig M

*

ОП450

* 

ОП450

* 

ОП450

* 

ОП450

1.

73

23.09.03

16/19*

(84,2)

0.625

8/19

(42,1)

0.363

3/19

(15,8)

1.241

0/3

(0)

0

2.

66

5.11.03

32/32

(100)

1.236

7/32

(21,9)

0.456

27/33

(81,8)

1.418

0/23

(0)

0

3.

60

15.09.05

29/31

(93,5)

1.027

1/31

(3,2)

0.351

6/27

(22,2)

0.979

0/31

(0)

0

4.

74

21.09.05

24/24

(100)

1.562

7/24

(29,2)

0.599

8/16

(50)

0.773

0/13

(0)

0

5.

73-2

5.10.05

22/25

(88,0)

0.899

1/25

(4,0)

0.402

11/25

(44,0)

1.017

3/25

(12,0)

0.283

6.

29

25.10.05

13/18

(72,2)

1.119

3/18

(16,7)

0.551

16/18

(88,9)

1.505

0/25

(0)

0

7.

31

19.12.05

17/21

(81)

0.794

0/21

(0)

0.412

7/21

(33,3)

0.518

0/21

(0)

0

8.

30

1.02.06

6/6

(100)

0.942

0/10

(0)

0

11/14

(78,6)

1.460

0/14

(0)

0

9.

8

7.02.06

13/13

(100)

1.067

5/15

(33,3)

0.535

5/14

(35,7)

0.691

2/14

(14,3)

0.342

10.

63

28.02.06

26/27

(96,3)

1.173

1/27

(3,7)

0.530

14 /24

(58,3)

1.337

0/27

(0)

0

11.

25

1.12.06

11/20

(55)

0.689

2/20

(10)

0.653

2/20

(10)

1.335

0/20

(0)

0

12.

59

11.01.07

18/27

(66,7)

0.672

1/27

(3,7)

0.661

7/27

(25,9)

0.826

0/27

(0)

0

13.

42

7.02.07

20/25

(80)

0.775

1/25

(4)

0.327

7/25

(28)

1.032

0/25

(0)

0

14.

28

28.02.07

12/23

(52)

0.797

0/23

(0)

0

7/23

(30,4)

1.126

0/23

(0)

0

Итого:

259/311

(83,3)

1.006

42/317

(13,2)

0.482

131/306

(42,8)

1.141

5/291

(1,7)

0.307

Примечание:  *  количество позитивных обезьян/число обследованных (%),

ОП450 – реактивность сывороток в ИФА (средняя арифметическая), 0 – негативные сыворотки.

Следует отметить, что процент серопозитивных обезьян к ВГА (83,3 %) в 2003-2007 г.г. оказался в 1,8 раза выше по сравнению с таковым (47,3 %) в 1999-2000 г.г.[1]. По-видимому, как и в человеческой популяции, среди обезьян происходит колебание стадного иммунитета и, как следствие, происходит циклический подъем заболеваемости.

Эпидемиологические аспекты инфекции. С целью оценки эпидемиологической ситуации в отношении ГЕ было проведено сероэпидемиологическое обследование различных категорий сотрудников НИИ медицинской приматологии и обслуживающего персонала питомника, студентов РУДН, обучающихся на базе НИИ МП РАМН,  а также жителей окружающего региона (Адлерский район) на наличие анти-ВГЕ (табл. 2). При неоднократном обследовании подтвердились данные об обнаружении анти-ВГЕ у 3 (5,3%) из 57 обследованных сотрудников Института, причем все 3 (9,1%) из 33 принадлежали к обслуживающему персоналу питомника, т.е. к группе наиболее высокого риска. Впервые факт обнаружения анти-ВГЕ у сотрудников был выявлен в 2002-2003 г. В дальнейшем, новых случаев сероконверсии среди сотрудников не наблюдалось.

Таблица 2.

Частота обнаружения анти-ВГЕ среди сотрудников НИИ МП РАМН

и населения Адлерского региона.

Группа обследованных лиц

Анти-ВГЕ

IgG

Анти-ВГЕ

IgM

Сотрудники НИИ МП РАМН (научные сотрудники и лаборанты научных подразделений)

0/24* 

(0)

0/24

(0)

Обслуживающий персонал питомника (рабочие по уходу за обезьянами, зоотехники, ветеринарные врачи и  фельдшера, работающие с обезьянами)

3/33

(9,1)

0/16

(0)

Студенты РУДН, обучающиеся на базе НИИ МП РАМН

1/18

(5,6)

0/18

(0)

Пациенты городской поликлиники №2, обслуживающей Адлерский регион г. Сочи.

45/300

(15)

7/255

(2,7)

Пациенты Адлерской районной больницы

4/17

(23,5)

2/17

(11,8)

Примечание:  *    количество позитивных сывороток/число исследованных (%)

Наибольшее значение имеют данные о значительной частоте распространения  обнаружении анти-ВГЕ среди взрослого населения Адлерского региона – пациентов лечебно-профилактических учреждений, сыворотки которых были направлены в лабораторию для биохимических исследований. Удельный вес анти-ВГЕ позитивных сывороток среди пациентов поликлиники составил 15%, а среди больных - 23,5%. Всего нами выявлено 49 (15,5%) из 317 анти-ВГЕ IgG позитивных образцов сывороток от людей, которые проживали как в городской, так и в сельской местности. Возраст серопозитивных лиц варьировал от 22 до 83 лет и  в среднем составил 60 лет. Позитивные сыворотки характеризовались различной реактивностью. Высокие показатели (1.000 – 2.358 ОП450) были выявлены в 17 (38,6%) из 44 анти-ВГЕ IgG позитивных сывороток, средние (0.600-1.000 ОП450) – в 8 (18,2%) и невысокие (0.280-0.600 ОП450) – в  19 (43,2%). Средняя арифметическая титра составила 0.952 ОП450. О существовании свежих случаев инфекции свидетельствовало обнаружение анти-ВГЕ IgM у 9 (3,3%) из 272 обследованных лиц. У трех человек анти-ВГЕ IgM  были выявлены на фоне присутствия анти-ВГЕ IgG (значения реактивности сывороток составили 0.352 и 1.748, 1.868 и 1.643, 1.573 и 0.284  ОП450 соответственно). У остальных шести человек были обнаружены только анти-ВГЕ IgM (1.010, 0.544, 0.475, 0.373, 0.352, 0.333 ОП450 соответственно).

Представлялось интересным охарактеризовать анти-ВГЕ - позитивные сыворотки от человека и на присутствие маркеров ВГА. Было установлено, что анти-ВГА были обнаружены в 40 (91%) 44 исследованных сывороток. Преобладали сыворотки с высокой и средней степенью реактивности в отношении ВГА. Высокие показатели (1.000 – 1.827 ОП450) были выявлены  в 21 (52,5%) из 40 анти-ВГЕ IgG позитивных сывороток, средние (0.600-1.000 ОП450) – в 12 (30%) и невысокие (0.280-0.600 ОП450) – в  7 (17,5%). Средняя арифметическая титра составила 0.952 ОП450.

Следует обратить внимание, что частота распространения анти-ВГА среди обслуживающего персонала питомника обезьян составила 7 (50%) из 14, что оказалось даже ниже, чем среди сотрудников научных сотрудников и лаборантов НИИ МП РАМН - 16 (76,2%) из 21, а также среди студентов – 6 (75%) из 8 обследованных. Средняя реактивность сывороток по анти-ВГА была, наоборот, выше в первой группе (0,839 ОП50) по сравнению с двумя другими группами (0.447 и 0.493 соответственно)

Таким образом, в результате проведенных исследований выявлена высокая частота распространения анти-ВГА и анти-ВГЕ среди макак резусов - 83,3% и 42,8% соответственно, что свидетельствует о широкой циркуляции этих вирусов в питомнике. Наличие IgM позитивных особей, как по анти-ВГА (13,2%), так и по анти-ВГЕ (1,7%), является показателем активности эпизоотологического процесса среди обезьян, особенно в отношении ГА (среди отдельных групп обезьян этот показатель достигал 42%). В этот же самый период частота распространения анти-ВГА и анти-ВГЕ среди сотрудников НИИ МП РАМН составила 65,7% и 5,3% соответственно. Не наблюдалось существенных различий в частоте распространения  анти-ВГА среди сотрудников отдельных групп, как и не выявлено существенной разницы в уровне гуморального иммунитета. В каждой из профессиональных было обнаружено лишь по 1-2 человека, имеющих высокую реактивность сывороток к ВГА, у остальных были выявлены, в основном, низкие показатели. Следует подчеркнуть, что все серопозитивные по анти-ВГЕ индивидуумы (9,1%) находились в группе наиболее высокого риска и имели прямой контакт с обезьянами. Случаев заболевания ГА и ГЕ у обслуживающего персонала питомника не отмечалось, однако выявлены единичные факты выраженной сероконверсии как к ВГА, так и к ВГЕ при динамическом наблюдении.

Установлен значительный уровень выявления анти-ВГЕ IgG (15,5 %)  среди взрослого населения Адлерского региона, являющихся пациентами лечебно-профилактических учреждений и территориально не связанных с местом расположения питомника обезьян. Возраст серопозитивных лиц варьировал от 22 до 83 лет. Особый интерес представляют данные по выявлению анти-ВГЕ IgM в 9 (2,9%) из 313 исследуемых сывороток человека, что свидетельствует о наличии случаев острого ГЕ, обнаруженных непосредственно на территории южного региона нашей страны. Дальнейшие исследования, возможно, позволят выявить и охарактеризовать штаммы ВГЕ, циркулирующие как среди населения Адлерского региона, так и среди обезьян приматологического центра.

Настоящее исследование поддержано РФФИ (№ проекта 06-04-96794)

Литература

1. Корзая Л.И., Лапин Б.А., Кебурия В.В., Лазарева И.Я., Крылова Р.И. Вирусные гепатиты у лабораторных приматов. // В кн.: Перспективные направления использования приматов в медико-биологических исследованиях. Материалы Российской научной конференции (Сочи-Адлер, 8-10 августа 2006 г.). - С. 43-48.

2. Корзая Л.И., Лапин Б.А., Кебурия В.В., Лазарева И.Я. Частота выявления антител к вирусу гепатита Е у обслуживающего персонала и у макак Адлерского питомника. // Вопр. вирусол. – 2007. - С. 36-40.

3. Лапин Б.А., Шевцова З.В., Корзая Л.И., Крылова Р.И. Спонтанный и экспериментальный гепатит А у низших обезьян Старого Света и их использование для изучения этой инфекции. // Мир вирусных гепатитов. - 2006. - №6. - С. 3-9.

4. Михайлов М.И., Замятина М.А., Полещук В.Ф. Вирусный гепатит Е. Проблемы изучения. // Вопр. вирусол. – 2005. - № 3. – С. 20-22.

5. Полещук В.Ф., Михайлов М.И., Замятина Н.А. Приматные модели вирусных гепатитов человека. . // Вопр. вирусол. – 2006. - № 4. – С. 6-13.

6. Purcell R.H. and Emerson S.U. Animal models of hepatitis A and E. // ILAR. - 2001 - Vol. 42. - No 2. –P. 161 – 177.

7. Robertson B.H. Viral hepatitis and primates: historical and molecular analyses of human and non-human primate hepatitis A, B and GB-related viruses. // J. Viral. Hepatit. – 2001. – Vol. 8. – P. 233-242.

8. Weber H., Berge E., Finch J. Health monitoring of non-human primate colonies. // Lab. Anim. - 1999. - Vol. 33, Suppl. - P. S1-S18.

9. Wang.Y., Ling R., Erker J.C. et al. A divergent genotype of hepatitis E virus in Chinese patients with acute hepatitis. // J. Gen. Virol. – 99. – Vol. 80. – P. 169-177.

В кн.: Фундаментальные и прикладные проблемы медицины и биологии в опытах на обезьянах. Материалы международной научной конференции. 19-22 сентября 2007 года, Сочи-Адлер. –  2007. -С. 94-103.

ВИРУСНЫЕ ГЕПАТИТЫ (А,  Е) У ЛАБОРАТОРНЫХ ПРИМАТОВ. ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИНФЕКЦИЙ.

Корзая Л.И., Кебурия В.В., Лазарева И.Я., Лапин Б.А.

Р Е З Ю М Е

Настоящая работа посвящена изучению частоты распространения анти-ВГА и анти-ВГЕ (IgG и IgM) среди обезьян в сравнительном аспекте с человеком, в частности, обслуживающим персоналом питомника и некоторыми другими категориями населения Адлерского региона. Представлялось важным проанализировать и оценить эпизоотологическую и эпидемиологическую ситуацию в отношении двух энтеральных инфекций  - ГА и ГЕ.

По материалам 1999-2007 г.г. получены данные о довольно высокой частоте распространения анти-ВГЕ среди обезьян Адлерского питомника. Анти-ВГЕ IgG были обнаружены у 334 (50,2 %) из 665 обследованных макак резусов, у 16 (16 %) из 100 макак яванских, а также у 3 (2,8 %) из 106 зеленых мартышек. Частота выявления анти-ВГЕ широко варьировала среди обезьян в зависимости от места содержания. Следует отметить факт обнаружения анти-ВГЕ IgM, свидетельствующих о случаях «свежей» инфекции, у 3 (4,3 %) из 69 макак яванских и у 12 (2,9 %) из 418 обследованных макак резусов. Реактивность таких сывороток варьировала от 0,389 до 1,200 ОП450. Серопозитивные особи встречались во всех возрастных группах обезьян, начиная с 1 года.

Представлялось важным провести сравнительное изучение частоты распространения  анти–ВГА и анти-ВГЕ среди макак резусов, содержащихся на 14 различных участках питомника (вольеры). Выявлена высокая частота распространения анти-ВГА и анти-ВГЕ среди макак резусов - 83,3% и 42,8% соответственно, что свидетельствует о широкой циркуляции этих вирусов в питомнике. Наличие IgM позитивных особей, как по анти-ВГА (13,2%), так и по анти-ВГЕ (1,7%), является показателем активности эпизоотологического процесса среди обезьян, особенно в отношении ГА (среди отдельных групп обезьян этот показатель достигал 42%).

В этот же самый период частота распространения анти-ВГА и анти-ВГЕ среди сотрудников НИИ МП РАМН составила 65,7% и 5,3% соответственно. Не наблюдалось существенных различий в частоте распространения анти-ВГА среди обслуживающего персонала питомника и других категорий сотрудников института, как и не выявлено существенной разницы в уровне гуморального иммунитета. В каждой из профессиональных групп обнаружено лишь по 1-2 человека, имеющих высокую реактивность сывороток к ВГА, у остальных были выявлены, в основном, низкие показатели.

Следует подчеркнуть, что все серопозитивные по анти-ВГЕ индивидуумы (9,1%) находились в группе наиболее высокого риска и имели прямой контакт с обезьянами. Случаев заболевания ГА и ГЕ у обслуживающего персонала питомника не отмечалось, однако при динамическом наблюдении выявлены единичные факты выраженной сероконверсии как к ВГА, так и к ВГЕ.

Установлен значительный уровень выявления анти-ВГЕ IgG (15,5 %)  среди взрослого населения Адлерского региона, являющихся пациентами лечебно-профилактических учреждений и территориально не связанных с местом расположения питомника обезьян. Возраст серопозитивных лиц варьировал от 22 до 83 лет. Особый интерес представляют данные по выявлению анти-ВГЕ IgM в 9 (3,3%) из 272 исследуемых сывороток человека, что свидетельствует о наличии случаев острого ГЕ, Дальнейшие исследования, возможно, позволят выявить и охарактеризовать штаммы ВГЕ, циркулирующие как среди населения Адлерского региона, так и среди обезьян приматологического центра.